j.blueberry
Everything is connected. Nothing is also connected.
The Red Button
Оригинал
Переводчик: blueberry_me
Фандом: Сумеречные охотники
Пэйринг: Магнус/Алек, второстепенный Рафаэль/Саймон/Изабель, Клэри/Джейс
Рейтинг: R
Жанры: AU, Ангст, Драма, Флафф, Hurt/comfort
Предупреждения: Магнусо-центрик, алкоголизм, легкая степень депрессии, ХЭ.
Размер: ~6300 слов
Статус: в процессе
Описание: После очередной отключки Рагнор и Катарина решили вмешаться в непрекращающиеся попытки Магнуса спиться до ранней могилы, обратившись в Институт, лучший реабилитационный центр Нью-Йорка. Только вот мнением самого Магнуса поинтересоваться забыли. А чего мужчина совершенно точно не любил, так это давления со стороны. Возможно, глава Института, Алек Лайтвуд сможет его переубедить?


Громкая музыка долбила в уши, но Магнус ее едва слышал, пробираясь через толпу потных тел. Пол был будто устлан пушистыми облаками, а собственная улыбка по вкусу напоминала виски из бутылки в левой руке. Магнус любил это чувство всеобъемлющей свободы, даже несмотря на размытые разноцветные вспышки перед глазами вместо танцпола. Неразличимое море красивых лиц улыбнулось в ответ, и парень позвал кого-то. Кого угодно. Здесь все — его друзья. Они его понимают.

И эта хитрая лисья ухмылка напротив тоже.

Магнус попытался приблизиться, сделав несколько неровных шагов, но споткнулся и обязательно приземлился бы лицом вниз, если бы этот красивый ангел не придержал его за плечи. Он хотел щедро отблагодарить спасителя, но резкое движение моментально скрутило желудок, приготовившийся выкрутиться содержимым наружу.

А вот это уже не весело.

Мужчина напротив засмеялся. Видимо, он произнес это вслух. Магнус улыбнулся, глотнув из бутылки. Пришлось дважды проверить, что виски не был разбавлен или подделан, так как по горлу растекался легко, как вода. Золотистый напиток был все еще там, так что Магнус сделал еще глоток, просто, чтобы убедиться.

Красивый незнакомец шептал какие-то пошлости ему на ухо, и Магнус хихикнул, пытаясь выпутаться из его объятий. Это было труднее, чем он ожидал, мужчина явно намеревался помочь ему не оступиться снова. Какой милый, внимательный парень.

Магнус хотел поблагодарить его, чтобы тот понял, что все в порядке, но когда поднял голову, мир вокруг вдруг закрутился и погас.

***

Очнулся он внутри большого белого пузыря. По крайней мере, так казалось, пока яркий свет обжигал глаза настолько, что их невозможно было открыть. Справа что-то настойчиво пикало, раздражая и без того гудящую голову, а сгиб локтя холодила игла.

— О, Магнус, — послышался слева знакомый женский голос, — с тобой все хорошо. Отдыхай.

И он уснул, успокоенный этим добрым голосом.

***

—...Он наконец согласился, — сообщил забавный мужской голос, когда Магнус попытался снова открыть глаза, — но не станет ничего делать сам, только оплатит счета.

Магнус поежился, ощущая себя словно закованным в вечные льды Антарктики. А еще кто-то абсолютно точно скончался во рту, что, правда, не перебило тошнотворный привкус желчи.

— Я об этом позабочусь, — снова произнес женский голос, открывая нотки беспокойства под железной решимостью.

— Не думаю, что когда-либо видел его таким бледным, — в этот раз мужской голос был настолько тихим, что Магнус едва его расслышал. — Его так трясло, когда я...

— Рагнор, сейчас он в безопасности. И что более важно, он поправится. Институт — лучшее, что сейчас можно сделать.

Если бы Магнус мог говорить, то заявил бы, что что-бы этот "Институт" не значил, звучал он как место, от которого хотелось держаться как можно дальше.

***

Снова он очнулся, когда почувствовал, как тело тянет к небу. Чтобы было довольно смешно, учитывая, что находился он в машине, рядом с Рагнором, крепко сжимающим его плечо.

С трудом сфокусировав взгляд, Магнус улыбнулся старому другу.
— Путешествие?

Рагнор уставился на него пополам с раздражением и облегчением и сильнее сжал руку.
— Своего рода, да. Как себя чувствуешь?

— Как будто по мне стадо слонов прошлось, — он хрустнул шеей. — А я бы узнал, учитывая наше незабываемое сафари прошлым летом.

— Он разговаривает, так что в порядке, — откликнулась Катарина с водительского сиденья.

Магнус не видел ее со своего места, но то, что девушка вела машину, пока он сидел сзади с Рагнором, само по себе было странным. Весь день — просто одна сплошная странность.
— Конечно, я в порядке. И кто-нибудь собирается мне объяснить, куда мы едем?

Рагнор тяжело сглотнул, будто подбирая слова, но Катарина, видимо, подобной проблемы не имела.
— Мы везем тебя на реабилитацию. Вчерашнее стало последней каплей.

На это в арсенале Магнуса была только одна приемлемая реакция: он засмеялся. Конечно, это не первый раз, когда его друзья говорят о реабилитации, но никогда дело не выходило за пределы дурацкой шутки. И почти в ста процентах случаев включало бутылочку хорошего вина.
— Должен поздравить вас двоих. Это самое искусное вмешательство в мою жизнь, которое я когда либо от вас видел, — Магнус потянулся к толстой папке с его именем на корешке, поморщившись от секундной боли на сгибе локтя. Там виднелся кругляшок пластыря, который парень не помнил, как клеил. Странно.

Он пролистал материалы, игнорируя тонны результатов тестов, которых он все равно не понимал, но выглядело не очень. Почечная недостаточность выглядела не очень.
— Вау, шедеврально. Я официально напуган. Согласен поклясться на мизинчиках, что не буду пить на сегодняшней вечеринке.

— Нет, Магнус, — Рагнор покачал головой без следа обычного раздражения. Только безграничная усталость. — Вмешательство было вчера, когда я был вынужден ударить парня, чтобы он не забрал твое бессознательное тело Бог знает куда. И когда ты трясся в конвульсиях в собственной рвоте. И когда не реагировал даже после того, как Кэт вколола тебе адреналина, достаточного для тридцати километрового марафона. Черт побери, вмешательство было на прошлой неделе, когда мы нашли тебя без сознания на Бруклинском мосту. Или шесть месяцев назад, когда ты трезвонил Кэт, каждый раз смеясь и вешая трубку. Это серьезно. Твой отец согласился.

Все недовольство Магнуса растворилось горечью где-то на корне языка.
— Мой... Он не принимает за меня решения. Мне тридцать четыре. Я не безрассудный подросток.

— Может и так, но он платит, — Катарина бросила беспокойный взгляд через плечо. — Мы с Рагнором нашли одно место, думаем, тебе там понравится. Ты не обязан оставаться, если нет, но, Магнус, пожалуйста, просто попробуй. Мы не можем тебя потерять, а прошлой ночью это почти произошло.

Рагнор кивнул, и его яркие зеленые глаза были переполнены грустью, что Магнус с трудом сдерживал горькие слезы.
— Не заставляй нас снова проходить через это, мой друг, — тихо попросил мужчина.

Магнус только гулко сглотнул и скрестил руки на груди, отворачиваясь к окну. Он хотел накричать на них, выпустить скопившийся внутри гнев. Он не хотел проходить реабилитацию. Он в отличном состоянии. Прошлая ночь — просто случайность, не о чем беспокоиться. Рагнор с Катариной, как и всегда, принимали все слишком близко к сердцу. Он в порядке.

Но он не произнес ни слова, молча следуя за Катариной, припарковавшейся перед огромным белым зданием с надписью "Институт" золотыми буквами.

***

Регистрация была утомительной, но Магнус — ничего без своего оптимизма, так что он попытался сконцентрироваться на маленьких деталях. Может быть, его раздевали и кололи больше раз, чем хотелось, но доктор Изабель — нет, доктор Иззи, как она попросила ее называть — была удивительно нежна в своей безжалостной работе. Это первый врач, не сказавший немедленно бросить пить, иначе это убьет его изнутри. Вместо этого, она показала, как сейчас выглядит его печень, заметив, что предпочитает угольно-черный на платье, а не на органах.

Магнус ее понял.

Доктор Иззи не пыталась напугать его ужасными побочными явлениями потребления алкоголя. После того, как он заявил, что не намерен их слушать, она просто поинтересовалась, знает ли он об их существовании. Она знала, что Катарина являлась главой медицинской бригады известного Бруклинского госпиталя, так что не стала спорить, когда Магнус сказал, что запомнил их за все те годы, что подруга ругала его на чем свет стоит. Добрый доктор просто показала ему результаты анализов и помогла разобраться в значении кучки непонятных букв и цифр.

Было скучно и местами уныло, так как большинство цифр были окрашены тревожным красным, но Магнус был серьезно настроен не позволить этому прогрессирующему плохому настроению разрушить лучший медицинский опыт в его жизни, попытки просветительства от Катарины не в счет. Он не собирался оставаться в Институте, но мог воспользоваться хотя бы осмотрами, так как уже и не помнил, когда в последний раз посещал врачей.

Кроме того, доктор Иззи носила самую идеальную комбинацию красной помады и высоких каблуков, которую Магнус видел за последние несколько месяцев, так что он проникся к ней с первого взгляда. Обещание неограниченного доступа к косметике также сделало свое дело.

Тур по Институту проводила невысокая рыжеволосая девушка, представившаяся как Клэри. Она и близко не такая потрясающая, как доктор Иззи, но страстная, и, кажется, понравилась даже Рагнору, что само по себе невероятно. Клэри показала им основное здание и ресторан, бассейн и пятиэтажный тренажерный зал, подойдя наконец к общежитиям только на заходе солнца. Магнус был не настолько мелочным, чтобы отрицать красоту места, но здешние обитатели его ужаснули.

Куда ни посмотри — люди с ментальными болезнями, расстройствами. Посетив столько же вечеринок, сколько Магнус, не столкнуться с алкоголизмом и наркотической зависимостью невозможно, так что он не вправе осуждать этих бедных людей. Здорово, что есть такие места, как Институт, где им помогут справиться с их реальными проблемами.

В отличие от Магнуса, что бы там ни думали Катарина с Рагнором.

Как бы то ни было, если они настолько обеспокоились, что притащили его в реабилитационный центр, он мог, по крайней мере, над ними посмеяться. В течение нескольких дней станет ясно, что он не клиент Института, и все вернется на круги своя. А до этого он с удовольствием будет тратить незаслуженные деньги отца на полнейшую чепуху.

— А вот здесь вы будете жить, — радостно произнесла Клэри, электронным ключом открывая комнату номер 16. — Все ваши вещи уже занесли, то есть, серьезно, все. Тут целый вагон.

Магнус усмехнулся несмотря на прогрессирующую головную боль. В конце концов, хотя бы с упаковкой вещей он мог полностью положиться на друзей.
— Никогда не знаешь, что может произойти, бисквитик, — ответил он, изучая обстановку, незамысловатую, но прекрасную в своей простоте. Огромная кровать, не достаточно огромный гардероб и отдельная ванная комната. — Это балкон? — Магнус ярко улыбнулся и распахнул стеклянные двери, ступая наружу и прикрывая глаза, вдыхая свежий воздух. Наконец-то, хорошие новости.

— Да, — ответила Клэри, немного отступив, пропуская Катарину и Рагнора внутрь. Все это время они стояли позади, присматривая за другом, будто сторожевые псы. Он предпочитал думать, что скорее из беспокойства, нежели недоверчивости, как подсказывал ему противный внутренний голосок. — Это наши лучшие апартаменты, так что, надеюсь, вам нравится. В коридоре круглосуточно дежурит медсестра, так что, если вам что-нибудь понадобится, жмите на красные кнопки, — она указала на одну на стене. — Там еще одна над кроватью и две в ванной. Не стесняйтесь просить о помощи, даже если просьба покажется вам пустяковой.

Магнус пожал плечами.
— А что, если мне нужно будет накрасить ногти? Достойно красной кнопки?

Клэри серьезно качнула головой.
— В таком случае, позовите меня. Я здесь числюсь художницей не за красивые глаза.

Это должно было быть шуткой, плохой, в общем-то, но то, что девушка ему подыграла, ощущалось светом в конце тоннеля; теперь Магнус был на сто процентов уверен, что может доверить друзьям свою жизнь. Они смогли подыскать ему место, где маникюр воспринимался всерьез, как и полагается. А также докторов-экспертов высокой моды, не ругающих его за выпивку и обращающихся с ним, как со взрослым, коим он и является, и милых помощников, потакающих его маленьким причудам. Если уж ему и суждено стать всеми покинутым и забытым, по крайней мере, он сохранит свой стиль при себе.

— Думаю, я могу провести пару дней на этом курорте, — вслух заключил Магнус. — А сейчас, у меня жуткая пульсация в голове, а я предпочитаю подобные ощущения в других местах, так что, пожалуй, долгий горячий душ, удобная пижама и полная сна ночь были бы кстати.

Клэри кивнула.
— Медсестра попозже занесет ваши лекарства на ночь и проверит, как вы. Добро пожаловать в Институт, мистер Бейн.

— Бисквитик, — Магнус растянул губы в самой милейшей своей улыбке, ну, насколько это позволяла голова, — мы здесь все друзья. Зови меня Магнус.

— Договорились, — подмигнула Клэри. — Не забывайте, если что-то почувствуете, жмите красную кнопку. — Договорив, девушка развернулась на каблуках и зашагала прочь, развевая за собой огненный шлейф рыжих волос.

Повернувшись к друзьям, Магнус сразу же пожалел о своих добрых намерениях. Оба смотрели на него, как на хнычущего потерявшегося щенка.
— До тех пор, пока я вдруг не напялю кроксы, подобные выражения на ваших лицах крайне неуместны.

Рагнор, всегда ближе к моде, фыркнул.
— Ладно, мой друг. Позаботься о себе.

— Да, — согласилась Катарина, все же хмурясь. — Первые несколько дней будет тяжело, но ты справишься. Пока ты здесь, телефоном пользоваться нельзя, но попроси позвонить, если что-нибудь понадобится. Что угодно. Мы тут же приедем.

Магнус не смог бы сказать, какими силами, но он сумел улыбнуться. Он любил друзей больше самой жизни, но не мог противиться сжимающему сердце чувству предательства. Это правда; они и правда собирались оставить его здесь, в забытье с кучкой неудачников, что не смогли справиться с собственными жизнями. К черту вежливость и такт, они на самом деле уходили. Сдавались, отказывались от него.

И все из-за одного дурацкого инцидента.

И худшим было даже не благословение Асмодеуса. Отец никогда о нем не заботился, даже когда он был лишь маленьким мальчиком, потерявшим мать из-за ее депрессии. Даже когда он был непослушным подростком, влипающим во все возможные неприятности. Даже когда он окончил Гарвардскую школу права лучшим в классе, только чтобы отец им гордился. Что бы он ни делал, Асмодеусу было все равно.

Худшим было то, что он всегда думал, что друзьям не все равно. Но очевидно, что нет, не тогда, когда они стоят прямо перед ним, не замечая, как он напуган. Он не хотел оставаться один, не в этом странном месте, с красивым персоналом с их сочувственными взглядами, будто он болен. Будто он умирает и даже не замечает этого.

Они оставляли его гнить, и никто даже не удосужился спросить, согласен ли он.

Но они его любили. Они постоянно говорят, что любят. Мы тут же приедем, — пообещала Катарина. Не заставляй нас снова проходить через это, — попросил Рагнор. Они делали все это из любви. Неправильной, чрезмерно опекающей любви. Однако, они ошибались. Магнус не хотел оставаться один. Они не знали, что делали.

Они и понятия не имели, как это больно.

Магнус улыбнулся, стирая обеспокоенные его долгим молчанием выражения с лиц друзей взмахом руки. Они любили его, так что он был обязан внешне оставаться храбрым ради них. Все, что угодно, ради них.
— Я не прощаюсь, мои дорогие. Кроме того, Бисквитик ясно дала понять, если мне что-то понадобиться, мне достаточно лишь нажать красную кнопку. Идите.

***

Магнус не собирался жать на эту гребаную красную кнопку. Даже если бы от этого зависела его жизнь, и за ночь было пару мгновений, когда, он уверен, так и было. Если он и спал, сон постоянно прерывался сильной дрожью и внезапными позывами к объятьям с унитазом.

Это он мог выдержать, но когда Магнус проснулся от скручивающей живот невероятной боли, все, чего он хотел — закричать. Глаза жгло слезами, и он мог сосредоточиться только на сожалении.

Однако, каким-то образом он продержался всю ночь. Восходящее солнце убило последние надежды на нормальный сон, и Магнус решил встать и умыться. Последний раз он ходил весь день без макияжа, кажется, более десяти лет назад, но Катарина очистила его лицо в больнице, и сейчас он будто снова ощущал себя двенадцатилетним мальчиком, нашедшим старую мамину косметичку и решившим поиграть с ней в самый первый раз.

Дальше он делал это из страха забыть мать, как способ закрепить в памяти самые ценные воспоминания. Сейчас же он делал это, чтобы не потерять настоящего себя.

В последний раз проведя кисточкой подводки, Магнус почувствовал себя намного лучше. При резких движениях он все еще ощущал поднимающийся к горлу горький комок желчи, а в голове, кажется, поселился жужжащий рой пчел, но выглядел он как надо.

Найдя подходящий созданному макияжу образ, он выбрался на балкон. Немного свежего воздуха не помешает. Кроме того, Магнус всегда любил приглушенный утренний свет и его изящные тона. Именно это ему и было необходимо, немного изящества, чтобы уравновесить жесткость последних нескольких дней.

Институт был, по меньшей мере, красивым местом. Вокруг много зелени, уютный ковер газонов и деревья всевозможных видов. Все здания объединены общей темой белого со штрихами золотого. Бассейн отражал яркое голубое небо и припекающее все сильнее с каждой минутой солнце.

И в этом райском окружении Магнус увидел его.

Сначала он был уверен, что это галлюцинация. Доктор Иззи предупредила, что такое может произойти в процессе освобождении организма от алкоголя, так что Магнус готовился к голосам или, может быть, демону в дУше, но не к чертовому ангелу. Он всю свою жизнь ждал ангела, уведущего его к лучшей жизни, но никто не пришел. Настоящий ангел и не приблизился бы, к такому, как он. Особенно вспотевший краснощекий ангел в греховно тесной футболке, обтягивающей его торс во всех нужных местах. Не говоря уже о длинных ногах, которыми он, кажется, по несколько метров за шаг покрывал.

Ну, если это лишь мираж, Магнус готов лично отсалютовать собственному мозгу за подобное великолепие. Мужчина был высок, примерно на голову выше его самого, с темными встрепанными волосами и кремовой кожей, угловатым лицом и горящим решимостью взглядом, не теряющим при этом теплоты. Он часто облизывал губы, сосредоточенный, видимо, на играющей в наушниках мелодии, и Магнус просто наблюдал за ним, чувствуя, как головная боль отступает. Осталось узнать только одно.

Мужчина пробежал мимо его балкона, не замечая привлеченного к себе внимания, даря Магнусу эксклюзивный вид его потрясной задницы. Вот теперь все. Магнус влюбился.

— Алек Лайтвуд, — послышалось слева с явно выраженным акцентом. Повернувшись, Магнус увидел молодого латиноамериканца с самым скучающим выражением лица, которое он когда-либо встречал. И оно отлично дополнило монотонный голос обладателя. — Так зовут того парня. Он глава Института.

Магнус вздохнул; это могло все усложнить. Но парню он улыбнулся.
— Мне здесь все больше и больше нравится. Магнус Бейн, — он протянул руку над ограждением к соседнему балкону, получив в ответ подозрительный взгляд.

— Рафаэль Сантьяго.

— Рад познакомиться, — Магнус широко улыбнулся, собираясь спросить, где тут можно раздобыть еду, когда за спиной его нового друга появился другой парень. Он выглядел даже моложе и явно смущался, поправляя очки и присматриваясь внимательнее.

— О, — красноречиво произнес он. — Доброе утро.

— Доброе, солнышко, — поприветствовал его Магнус, ухмыляясь. Судя по растрепанным волосам и мятой одежде, ночка выдалась жаркая. — И кто же ты такой?

— Он уже уходит, — сказал Рафаэль, бросая на парня предупредительный взгляд. Бедняга вздрогнул и кивнул, уходя, виновато махнув Магнусу напоследок.

Он склонил голову.
— Нельзя заводить соседов по комнате?

Рафаэль вновь принял скучающий вид, пожав плечами.
— Он не на реабилитации. Айтишник.

Вау, а вот это интересно.

— Рафаэль, дорогой, в свете последних событий, я просто обязан спросить, — Магнус наклонился ближе. — Что нужно сделать, чтобы заполучить кого-то из персонала в постель? А если конкретнее, кого-то высокого, мокрого и потрясающего?

Всего секунду Магнус был уверен, что парень просто закатит глаза и скроется в номере. Но Рафаэль увидел айтишника, крадущегося из здания, и что-то очень отдаленно напоминающее улыбку коснулось его губ.
— Нужно постоянно повторять, что ты его убьешь, и ждать, пока он не заявится доказать обратное.

Магнус улыбнулся, опустив подбородок на сложенные руки.
— Романтично.

***

Знакомство с Рафаэлем — лучшее, что случилось с Магнусом. Потребовалось еще три дня на окончательный вывод алкоголя из организма, и каждый новый час казался хуже предыдущего. Наконец, появились и галлюцинации, а с ними и дезориентация. Болела каждая клеточка тела, желудок выворачивало абсолютно всем, что он ел. Ночи заполнились непрекращаемой борьбой с лихорадкой и колотящимся сердцем, не позволяющими надолго оставаться в одном положении.

Если бы не Рафаэль, игнорирующий его упрямство и каждый раз нажимающий красную кнопку, Магнус не уверен, что смог бы это пережить. Разрыв между соседними балконами был достаточно узок, чтобы можно было легко перепрыгнуть, чем Рафаэль и не преминул воспользоваться, когда, читая снаружи спустя несколько часов после их встречи, не услышал из комнаты Магнуса буквально ничего.

Найдя мужчину трясущимся на полу, он остался рядом. Бедная медсестра пыталась объяснить, что он не может остаться на ночь, и, возможно, Магнус был не совсем в сознании, но он хорошо помнил, как она взвизгнула от страха, когда Рафаэль, взглянув на нее, поинтересовался, кто же его выпроводит?

Когда Магнус наконец почувствовал себя достаточно в порядке, чтобы поужинать вне комнаты, Рафаэль уже ждал его у двери. Он был тихим и вспыльчивым, постоянно вздыхал и ругался с Магнусом, что бы тот ни делал или ни говорил, но он был рядом. Если бы мужчина не знал Рагнора и Катарину, подумал бы, что такие люди существуют только в фильмах.

Ну, знаете, друзья.

Магнус, не прекращая, болтал о самых банальных вещах, так что прогулка до основного здания показалась короткой. Он любил эту игру: раздражать Рафаэля бессмысленной болтовней, пока он наконец не скажет ему заткнуться.

Однако этим вечером ему беспокоиться не пришлось. Как только Магнус перешагнул порог зала, он застыл с открытым ртом. Потому что там был он, Ангел.

Он сидел еще с пятью другими людьми. Включая доктора Иззи и Бисквитика, и мальчика Рафаэля. А также двух блондинов, парня и девушку, опасных на вид и смертельно привлекательных. Ни один из них не обратил на них внимания, так что Рафаэль просто оттащил Магнуса к свободному столику, подзывая ближайшего официанта, чтобы принес им ужин.

Справившись с шоком, Магнус уставился на Рафаэля, ожидая объяснений. Тот, кажется, уже привыкнув к подобной реакции, только пожал плечами.
— Ты знаешь Алека. Доктор Изабель, глава медотдела. Блондин — это Джейс, отвечает за спортивную деятельность. Тренажерка, бассейн, в этом он главный. Они — братья и сестра Лайтвуды, владеют этим местом, в буквальном смысле. Остальные — их супруги; Саймон и Клэри, и доктор Лидия, глава команды психиатров.

— Так, стоп, — сказал Магнус, надеясь, что ослышался. — Супруги?

Рафаэль посмотрел на него, как на особенно надоедливую пятилетку.
— Да. Джейс и Клэри женаты два года. Изабель и Саймон поженились прошлой-

Магнус вскинул руку, прерывая объяснения. Больше из-за того, что не хотел слышать о несомненно счастливом браке своего Ангела с потрясающей доктором Лидией, спасибо большое, но также он был потрясен. Рафаэль казался ему хорошим христианином.
— Ты спишь с женатым мужчиной, — обвиняюще произнес он, звуча именно как пятилетка.

Неудивительно, что Рафаэль тут же кинул на него нетерпеливый взгляд.
— У них открытый брак. Изабель очень даже в курсе ночных развлечений мужа. И иногда приходит вместе с ним.

Если бы мог, Магнус купил бы доктору Иззи выпить. И себе пару рюмок, но одна из них была бы в ее честь. К сожалению, в распоряжении сейчас была только вода.
— Не то, чтобы я не наслаждался зрелищем, замечу, что люблю есть с красивыми людьми, но они всегда едят с заключенными?

— Это не тюрьма, — ответил Рафаэль. — И нет, только на ужине. Это тоже часть программы, как и называть всех по именам. Что-то вроде снятия барьеров между пациентами и персоналом.

— Глубоко, — признал Магнус. Вскоре принесли еду, и волшебного запаха было достаточно, чтобы на время прогнать все мысли. Теперь, когда желудок наконец успокоился, он понял, что безумно голоден, а рыба перед ним пахла невероятно аппетитно.

Два блюда и вкуснейший десерт спустя Магнус вновь почувствовал себя живым. Но все еще не хватало стакана ликера в конце, так что необходимо было завершить вечер чем-то другим. По пути к выходу Магнус остановился позади Алека "Ангела" Лайтвуда, с улыбкой немного наклоняясь в его сторону.
— Доктор Иззи, выглядите просто потрясающе.

Изабель усмехнулась.
— Магнус! Рада тебя видеть. Как ты?

— Неплохо, спасибо, — он повернулся к сияющей Клэри. — Бисквитик.

Джейс переводил взгляд с него на жену и обратно, слегка хмурясь. Он положил руку на спинку стула позади нее в защитном жесте, и, Магнус понял, они здорово поладят.
— Новенький? — спросил он, и голос был полон непробиваемой уверенности. О, да. Просто любимый типаж Магнуса: придурок высокомерный.

К счастью, Ангел решил вмешаться.
— Он заселился пару дней назад.

Джейс говорил, как человек, обожающий слушать исключительно самого себя. Алек же говорил с мягкими, но уверенными нотками лидера, одновременно успокаивающими и надежными. И Магнус хотел услышать больше.

Он повернулся к парню, протягивая руку.
— Не думаю, что нас официально представили. Магнус Бейн.

Алек взглянул на него своими большими карими глазами, удивленно и, да будет позволено сказать, пораженно.
— А-Алек... Я Алек. Алек Лайтвуд.

Несмотря на дрожащий голос и заикание, рукопожатие было твердым. И Магнус ничего не хотел больше, чем просто гладить эту бледную ладонь.
— Сокращенно от Александра, полагаю?

Алек моргнул, явно изумленный.
— Д-да... Я, хм... Добро пожаловать.

— Да, — немедленно согласилась доктор Лидия, послав мужу заинтригованный взгляд. Даже просто звука ее голоса оказалось достаточно, чтобы вернуть ему легкую спокойную улыбку. Магнус не мог не заревновать, особенно заметив на их шеях одинаковые золотые цепочки, спускавшиеся под одежду. — Рада познакомиться, мистер Бейн. Думаю, мы сможем начать наши с вами сеансы завтра днем.

Магнус нахмурился, не совсем понимая.
— Наши сеансы?

Доктор Лидия кивнула.
— Сеансы психотерапии. Мы начинаем завтра.

О, черт. Магнус не мог поверить собственной удаче. Конечно же, его психотерапевтом будет миссис Ангел.
— Жду не дождусь, док, — смог выдавить он, посылая в ответ милую улыбку. — Доброй всем ночи. — Он бросил последний взгляд на нахмурившегося Алека, выглядящего очаровательно взволнованным.

Даже несмотря на присутствие привычно хмурого Рафаэля, Магнус лег в кровать с улыбкой на губах.

***

Следующий день начался весьма неплохо. Магнус спокойно проспал всю ночь и присоединился к Рафаэлю для вкуснейшего завтрака. Если так продолжится и дальше, ему придется обновить гардероб.

Не то, чтобы это обязательно плохо. По словам доктора Иззи, у него был серьезный недостаток веса, что приводило к почти постоянному чувству голода. Тщательно наращиваемая раньше мышечная масса сейчас изрядно иссушилась благодаря его тесным отношениям с алкоголем, и Магнус перестал тренироваться, когда потерял интерес к заботе о собственном теле.

Если уж он застрял в этой дыре на целый месяц, нужно взять из этого все, что можно. Решив, что время посетить тренажерный зал наконец пришло, он потащил с собой Рафаэля. По-видимому, это здание не возглавляло список самых любимых мест друга, но Магнус состроил щенячьи глазки и тыкал его, пока тот не согласился.

И росло подозрение, что много друзей Рафаэль не имел, так как постоянно охая и жалуясь, он все равно сопровождал его, куда бы мужчина ни шел. Это признак одинокого человека в отчаянной нужде человеческой близости. Магнус знал, потому что сам был таким же.

Физические тесты с Джейсом, по меньшей мере, раздражали. Хотя, Магнус должен признать, парень держался очень профессионально. Он позволил ему делать все, что захочется, при условии, что Магнус перед этим проинструктируется, и отвечал на все вопросы коротко, но ясно. А также не смеялся над комментариями Магнуса, сохраняя надменный вид.

Но все было хорошо, потому что как только Магнус вышел из комнаты, он увидел чудо. Там был Алек, как всегда, удивительный. Оказывается, в повседневной одежде он выглядел настолько же великолепно, как и в спортивных шортах, пусть даже они и были чересчур велики.

— Александр, — с полуулыбкой поприветствовал его Магнус.

— Магнус, хм, привет, — Алек удивленно моргнул, но тут же улыбнулся в ответ, нервно теребя тонкую золотую цепочку на шее, частично скрытую под одеждой. Прелестно. — Тренируешься?

— Ага, время растрясти старые косточки, — Магнус обвел себя рукой. — Присоединишься? Я бы с удовольствием с тобой позапыхался и попотел.

Бедный Алек казался невероятно смущенным, проведя добрую половину минуты с открытым ртом и широко распахнутыми глазами, пытаясь понять, что сейчас происходит. И это мило, что взрослого мужчину почти на голову выше Магнуса настолько хотелось заобнимать.
— Я-я хотел бы... Просто... Мне надо... Надо...

Сжалившись, Магнус заставил его замолчать, поднеся указательный палец к губам напротив, не касаясь, но достаточно близко, чтобы почувствовать тепло кожи.
— Понимаю. Важные дела главы Института, несомненно. Может, в другой раз? Я здесь весь месяц.

Алек нахмурился, все еще выглядя неуверенным.
— Да, конечно. В другой... В другой раз.

Перед тем, как Магнус успел ответить, Джейс высунул свою дурацкую голову из дверей, позвав брата. Алек пробормотал что-то, извиняясь, и исчез внутри офиса. Когда мужчина повернулся к Рафаэлю, ждавшему его в коридоре, он усмехнулся его упрекающему взгляду.
— Что? Знаю, касаться нельзя, но смотреть никто не запрещает.

Рафаэль моргнул, невпечатленный.
— Это не смотрение было.

— Я сказал "смотреть"? — невинно пожал плечами Магнус. — Я имел в виду "флиртовать". Пойдем, пора потрудиться над рельефом.

Застонав, Рафаэль закатил глаза, но сдался. Как оказалось, с большей частью упражнений он был знаком больше, чем Магнус, предпочитавший заниматься на улице, желательно, в парке. Сейчас такой роскоши он был лишен, так что и тренажерный зал сгодился.

Спустя пару часов, собираясь на обед, Магнус чувствовал себя значительно лучше. Постоянная головная боль, убивавшая его несколько первых дней в Институте, к счастью, прошла, и он был истощен физически, а не морально, как обычно.

Он надеялся, что хорошее настроение сохранится после сеанса с доктором Лидией. Сидя в приемной, он ощущал на себе тяжелые взгляды медсестер. На этот раз он выбрал шикарный наряд: сделанную на заказ куртку с шипами на плечах и брюки, делавшие его ноги длиннее. Глаза подведены толстыми черными линиями, и Магнус одел свои лучшие ботинки.

Если уж он собирался подвергнуться тщательному изучению миссис Ангел, то и выглядеть должен соответствующе.

— Магнус, — позвала одна из медсестер, — доктор Лидия готова вас принять. Комната 12.

То есть, в конце коридора. Магнус вздохнул. Медицинский корпус был самым холодным зданием, и не только из-за безукоризненно белого больничного цвета, но и из-за вездесущего запаха депрессии.

Понимая, что через это испытание лучше идти с поднятой головой, Магнус послал медсестре милую улыбку и поблагодарил, резко вставая. Пересечь коридор было самым легким, как понял он, уже стоя перед закрытой дверью. По непонятной ему самому причине, Магнусу пришлось глубоко вздохнуть, прежде чем постучать, обозначая присутствие.

Доктор Лидия сразу же открыла дверь, на ее совершенном лице сияла приятная улыбка.
— Мистер Бейн, прошу, входите.

Если бы она не назвала его по имени, Магнус, скорее всего, извинился бы и сказал, что ошибся дверью. Но теперь сбежать уже не получится, так что он только кивнул и зашел в комнату.

Доктора Лидия обладала хорошим чувством стиля: классика и элегантность. Стены кабинета были такими же белыми, как и остальное здание, но она украсила комнату книжным шкафом, красивым письменным столом, картинами, которые, как предположил Магнус, ей подарили бывшие пациенты, и несколькими креслами и стульями разного рода.

— Садитесь, где вам будет удобно, — произнесла она, заметив нерешительность Магнуса.

На секунду он задумался, что бы она сделала, займи он сейчас ее место, но приземлился в итоге в уютное на вид кресло прямо напротив стола. Доктор Лидия промолчала, но в ее голубых глазах заблестели искры, когда она села.
— Мистер Бейн, я-

— Пожалуйста, зовите меня Магнус. Мистер Бейн — это мой отец, и я был бы оскорблен до глубины души, перепутай нас кто-нибудь.

— О, хорошо, — ответила доктор Лидия, коротко кивнув и записывая что-то в блокноте. — И почему бы вас это оскорбило, Магнус?

Потому что Асмодеус — ужасный человек, кокаиновый наркоман и отец-абьюзер. Потому что он сделал все, чтобы Магнус точно знал, как сильно он его ненавидит, как сильно он презирает единственного сына, сына, которым он манипулировал, чтобы заставить мать остаться, когда она хотела уйти к лучшему мужчине. Потому что он жестокий, и порочный, и воплощение всего того, от чего Магнус хотел держаться подальше.

— Потому что у него ужасное чувство стиля, моя дорогая, — сказал Магнус, взмахнув рукой. — А как вы видите, мне надо поддерживать репутацию.

Доктор Лидия снова кивнула, вежливо улыбаясь. Она опять что-то записала, в этот раз немного больше.
— Интересный выбор одежды. Большинство пациентов предпочитают комфорт на время пребывания в Институте.

Магнус нахмурился. Она была не только красивой, но и умной, перепрыгивая на более нейтральную тему для разговора и при этом умудряясь задавать вопросы с двойным дном. Теперь понятно, что Алек в ней нашел.
— По-вашему, я выгляжу не комфортно, дорогая?

— У вас шипы на плечах, — ровно заявила доктор Лидия.

Туше.
— Не самые остроконечные предметы, касавшиеся меня за последнюю неделю, — ухмыльнулся Магнус. Может она и умна, но холодна и безэмоциональна до предела, судя по ее безукоризненному столу. Если ему не комфортно, так будет и ей.

Но доктор Лидия только спокойно кивнула.
— Процесс регистрации сопровождают слишком много иголок, но медицинские тесты необходимы.

Магнус моргнул, ошеломленный. Этого он не ожидал, но доктор усмехнулась и вскинула брови, ясно давая понять, что не попадется в его ловушку.

Магнус засмеялся. По всем канонам он просто обязан был ненавидеть ее всем своим существом, но Лидия ему нравилась.
— Ладно, док. Сейчас я должен расплакаться и начать рассказывать о сложном детстве?

— Вы можете, — спокойно начала она, — но только испортите свой макияж и заведете нас в никуда. В карте сказано, что вас привели сюда друзья. Может, расскажите мне о них? Как вы познакомились, как долго знаете друг друга?

А вот против этого Магнус ничего не имел. Разговоры о Рагноре с Катариной занимали первую строчку в списке его любимых вещей, рядом с текилой. Доктор Лидия оказалась прекрасным слушателем: задав пару дополнительных вопросов, в остальном она позволяла Магнусу свободно говорить. Периодически она записывала что-то в блокноте, но в основном играла с тонкой золотой цепочкой на шее, как и ее муж. Это умиляло и бесило одновременно.

Однако Магнус не мог не заметить отсутствие на пальце обручального кольца, которое, вероятно, и висело на той самой цепочке под одеждой. По тому немногому, что он успел о них узнать, Алек и Лидия казались людьми скрытными и сдержанными, так что он не был удивлен. Разочарован, что они были так невероятно очаровательны, но не удивлен.

Может и к лучшему будет перебороть эту маленькую влюбленность. Доктор Лидия — хорошая женщина, она не заслужила пожирающих ее мужа взглядов, пусть и выглядел он весьма аппетитно. Они закончили сеанс, договорившись встретиться за ужином, и, покидая здание, Магнус чувствовал себя отлично. Он говорил о друзьях, беспрерывно нахваливая их преданность и верность. Конечно, он не сказал, что благодарен за помещение его сюда, но общий посыл был именно таков.

Он не позволил злости за то, что они оставили его позади, вырваться наружу. Предательство все еще горчило на языке, но постепенно растворялось. Магнус никогда не держался за обиды, и, как для ада на земле, Институт был не так уж и плох. Даже если мужчина и не входил в их целевую аудиторию, первый день выдался славным. Он отказывался признавать те девяносто шесть часов медленной смерти за начало пребывания в центре.

Для обеда было еще слишком рано, так что Магнус отправился на прогулку. Территория была просто огромной, и кроме самих зданий здесь было, на что посмотреть. Может, стоит сходить к бассейну. Рафаэль не сильно любил выходить из комнаты, но погода этим днем была идеальной — не жаркая, но приятно теплая. Друг был слишком бледен, ему просто необходимо немного загореть, чтобы подчеркнуть латиноамериканские черты.

Вот и ответ.

Лечение Магнусу было не нужно, он и так был в порядке. Но он застрял в Институте на целый месяц, следовательно, надо было выжать из этого максимум: использовать время отбывания наказания в качестве заслуженного отдыха. Хорошо питаться, регулярно заниматься спортом, иногда разговаривать с профессионалом о реальных проблемах в жизни, например, как сильно он скучает по вечеринкам. Институт — это клуб; очень скучный, безалкогольный клуб.

Но так как он не алкоголик, Магнус даже по вечеринкам не будет скучать. Все, что от него требуется: вовремя появляться на сеансах и болтать о своей жизни, что он очень любил. А к концу месяца они либо поймут, что ошиблись, либо подумают, что "излечили" его. Идеальный план.

Удовлетворенный собственным решением, Магнус повернулся к общежитию, собираясь вытащить Рафаэля к бассейну, когда услышал странный звук. Как будто что-то очень быстро летело недалеко от него и после застряло в чем-то твердом. Как стрела.

Пытаясь найти источник, Магнус слепо тыкался во все углы, пока через несколько минут не обнаружил стенд для стрельбы из лука позади пустого бара со снэками. И Александра, изящно пускающего стрелу за стрелой, будто для него это обычное дело. Он каждый раз попадал в десятку, но улыбнулся, только когда последняя стрела застряла в центре мишени.

Черт побери, конечно же, он был экспертом в стрельбе. Недостаточно же быть просто высоким, и горячим, и невероятно милым, он просто обязан был овладеть самым сексуальным в мире оружием. Магнус расстроился. Он ведь только собрался перебороть эту влюбленность, и на тебе. Очевидно, Вселенная не на его стороне.

Но он взрослый мужчина. И чтобы доказать, что вполне способен игнорировать это увлечение, он решил пойти и заговорить с самим Купидоном. Если повезет, Алек окажется скучным или глупым. Хотя было бы круто, Магнус особо не надеялся. Не после встречи с его сестрой и женой.

Ну, с другой стороны, он мог бы быть похож на Джейса. Вот это бы точно помогло.

— Приветик, — окликнул Магнус, медленно приближаясь.

Алек уже собрал стрелы и складывал их в колчан, так что, вероятно, уже заканчивал. Нахмурившись, он поднял голову, и улыбнулся, когда увидел, кто говорит.
— Магнус, привет.

Не из-за возможного участившегося сердцебиения после этой улыбки, не-а, но он почувствовал себя особенно здорово, прислоняясь к дереву со скрещенными на груди руками.
— На мой строго профессиональный взгляд, тебе следует продолжать тренироваться, дорогой. Ты почти промазал мимо центра целый один раз.

Алек фыркнул.
— Ты стреляешь?

— Только в компьютерных играх и это было давно, — произнес Магнус, махнув руками.

Алек, кажется, о чем-то раздумывал, сжав губы.
— Хотел бы попробовать в реале?

Магнус моргнул, не уверенный, что парень говорит серьезно.
— Уверен, ты по уши завален работой. Не хочу отвлекать.

— У меня перерыв, — пожал плечами Алек. — Преимущества быть самому себе начальником. — Он поднял стрелу, протягивая ее Магнусу. — Вперед. Здесь нечего бояться.

Магнус нахмурился, выпрямляясь.
— Кто сказал, что я боюсь? — он подошел к Алеку, забирая стрелу из его больших мужественных ладоней. — Думаю, ты захочешь отойти в сторонку, сладенький.

Алек усмехнулся.
— Ты хоть знаешь, что делать? — он звучал не снисходительно, как ожидал Магнус, а искренне обеспокоенно.

Нормальный человек признался бы, что понятия не имеет, что собирается делать, но Магнус себя нормальным не считал, не тогда, когда красивые парни ставили под сомнение его храбрость.
— Я не только знаю, но и покажу.

— О, ладно, — Алек улыбнулся, вскинув руки ладонями вверх, сдаваясь. — Согни немного левую руку, чтобы тетива не ударила при отдаче.

— Я в курсе, Александр, — Магнус закатил глаза. — Когда я попаду в яблочко, ты угостишь меня рюмкой текилы. Конечно, после выхода отсюда.

Алек нахмурился, и на мгновение Магнус испугался, что переступил черту. Но парень только усмехнулся и пожал плечами.
— Попади в желтый круг, и я угощу тебя ужином.

Вот, что Магнус называл мотивацией. Он попытался повторить то, что делал Алек, раз уж отказался от помощи. Понадобилось немного времени, но вскоре Магнус уже натягивал тетиву, придерживая стрелу на месте. Было сложнее, чем он ожидал, но все же он справился.

Вспоминая каждый просмотренный фильм, Магнус пытался разбудить внутреннего лучника. Он знал, что Алек следит за каждым его движением, но был удивительно спокоен. Даже если он и пытался произвести впечатление, Магнус догадывался, что если что-то пойдет не так, Алек не станет смеяться.

И он не стал. Магнус отпустил тетиву, и стрела даже до мишени не долетела. На губах парня играла озорная улыбка, когда Магнус наконец осмелился поднять взгляд, но после он лишь объяснил, в чем была ошибка, и показал, как это можно исправить. Он убедил Магнуса попробовать с более короткой дистанции, терпеливо учил целиться и давал советы на каждой новой попытке. Он также предложил взять более легкий лук, на что Магнус отказался, сказав, что он не ребенок.

Несколько попыток спустя стрела наконец достигла мишени, приземлившись в синем круге, но этого было достаточно, чтобы Магнус радостно подпрыгнул.
— Ты видел?!

Алек кивнул, широко улыбаясь.
— Да, молодец! — он звучал так же гордо, как и Магнус себя чувствовал, и это было прекрасно. — Еще пару дней и ты без проблем попадешь в желтый.

— Смахивает на обещание, так что ловлю тебя на слове, Александр, — Магнус подмигнул, протягивая лук. — Думаю, мне хватит. Руки болят просто адски.

— Прости, нужно было тебя предупредить, — обеспокоенно ответил Алек. — Стрельба из лука сильно напрягает руки. Ты должен каждый раз натягивать тетиву, при этом непрерывно следя за правильностью постановки рук на древке, иначе лук будет вести, и можно запороть попытку. Но ты отлично справился.

Магнус пожал плечами, не переставая улыбаться.
— Ну, если тебе это понравилось, стоит увидеть меня на моем поле. Танцпол, например, бар или постель.

Алек усмехнулся, покачав головой.
— Ты совсем себя не фильтруешь.

— Вот, что делает меня таким очаровашкой, мой дорогой.

— Согласен, — фыркнув, сказал Алек и закатил глаза, выглядя по-доброму раздраженным. — Я должен идти. Но увидимся за ужином, да?

Магнус хотел напомнить, что все еще не попал в желтый круг, но потом до него дошло.
— Конечно. Увидимся за ужином.

Кивнув, Алек еще раз улыбнулся, наклоняясь за луком и колчаном, и пошел в сторону административного здания. Наблюдая, как парень скрывается из виду, Магнус понял две вещи. Во-первых, ему просто необходимо раздобыть обезболивающие.

А во-вторых, он не увлекся Алеком. Все намного хуже. Он неизбежно и неотвратимо в него влюблялся.

@темы: Shadowhunters, think of me when you shoot your arrows, моё, фанфики